О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры

И сонмы кипели безмолвной толпы. Я много узнал мне неведомых лиц, Зрел тварей волшебных, таинственных птиц, По высям творенья, как Бог, я шагал, И мир подо мною недвижный сиял. Но все грезы насквозь, как волшебника вой, Мне слышался грохот пучины морской, И в тихую область видений и снов Врывалася пена ревущих валов1. Поскольку в основе текста, видимо, лежит реальное переживание — воспоминание о четырехдневной буре в сентябре г. В стихотворении выделены два компонента душевного состояния автора: Последний — отмечен неожиданным включением в амфибрахический текст анапестических строк: Глаза его читали, Но мысли были далеко; Мечты, желания, печали Теснились в душу глубоко.

Оглавление:

Стеклянная архитектура также тесно связана со всей эстетикой прозрачности, транспарантности. Эта связь новой архитектуры с растительным царством вызывала удивление у Вальтера Беньямина: Странно сознавать, что пассаж, так же как и этот мир, связан своим происхождением с миром растений". Бартон, — или Зимний сад в Париже архитектор Г.

Поражали их немыслимые размеры.

О семиотике понятий"стыд" и"страх" в механизме культуры // Там же. - С. 98 О соотношении поэтической лексики русского.

, , . , , .

Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр. С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения.

Однако такое отождествление объясняет далеко не все. Однако и крестьянский мир внутри себя организуется стыдом. По отношению к барину допустимы действия, которые внутри крестьянского мира считаются стыдными.

Корнилов М. Н. «Культура стыда» и «культура вины» в Японии и на Лотман Ю. М. О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры .

Читать О природе искусства Наука и искусство — это как бы два глаза человеческой культуры. Именно их различие и равноправие создают объемность нашего знания. Искусство нельзя отнести к области забав или же наглядных иллюстраций к высоким моральным идеям. Искусство — форма мышления, без которого человеческого сознания не существует, как не существует сознания с одним полушарием.

Казалось, что наука занимается тем, что повторяемо и закономерно. Это был один из основных принципов науки. Наука не изучает случайного. А все закономерное — это то, что правильно и можно предсказать. Случайное же не повторяется, и предсказать его нельзя.

Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства

Цель ридера - указать на включение разнообразных текстовых объектов культуры в анализ, предполагающий выход за пределы традиционного филологического подхода. Естественность обращения известных филологов к вопросам семиотики и истории культуры, философии, психологии во многом обусловлена современным состоянием гуманитарных исследований, находящихся в поле интенсивного интертекстуального взаимодействия.

Филологический объект — текст — представлен в избранных для ридера статьях традиционным художественным текстом, текстом массмедиа и, много шире - текстом культурных объектов. Кроме того, филологический метод в его герменевтическом или семиотическом проявлении оказывается распространенным на области гуманитаристики в целом. Ридер снабжен введением, краткими комментариями к текстам и вопросами для самостоятельной работы студентов. В качестве примера отметим структурализм и семиотику методологическим основанием которых стала лингвистика , захвативших науку в середине века и претендующих на статус последнего универсального научного метода.

Интервью с Ю. М. Лотманом. Статьи о Лотмане, ед. хр. 5. 7. .. ные проблемы семиотики культуры/ ред. О семиотике понятий «стыд» и. [ ] .. Лотман, Ю. М. Охота за ведьмами. Семиотика. [ 26 страха.

В первом речь идет о совпадении и наличии всех трех типов значений, и примером может быть любой из широкого круга текстов, например волшебная сказка, исполняемая в той аудитории, в которой еще живо непосредственное восприятие фольклора. Здесь наличествует определенное языковое сообщение, которое, для того чтобы стать текстом, требует определенной дополнительной выраженности, а тексту присуща некоторая, только им обслуживаемая, культурная функция.

Чтобы выполнить текстовую функцию, сообщение должно деритуализоваться от прежде обязательных признаков текста. Так, в определенные моменты например, в русской литературе после Гоголя художественный текст, для того чтобы восприниматься как искусство, должен был быть не поэзией текст с выраженными признаками отличия от нехудожественной речи , а прозой, в которой это отличие выражено нулевым показателем.

Условием высокой семиотичности текста в этом случае становится выведение его из привычных норм семиотичности и внешняя десемиотизация. Там, где функцию текста могут выполнить лишь сообщения без текстовой выраженности, ритуализованные тексты теряют способность выполнять функцию, для которой предназначены: Текст не содержит в себе общеязыкового сообщения.

Ю.М.ЛОТМАН Семиосфера. Культура и взрыв

Морриса, швейцарского лингвиста Ф. Однако в России этот подход подвергался критике за формализм и не получал идеологической поддержки и одобрения. У истоков семиотики стояли ученые П. В эти же е гг.

Символика Петербурга и проблемы семиотики города. Западная культура XVII в. создала не только атмосферу страха и боюся начальства, третий скажет - боюся стыда"6", - то вряд ли можно сомневаться .

Статьи по семиотике культуры и искусства-Юрий Лотман. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Статьи по семиотике культуры и искусства-Юрий Лотман К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

Юрий Лотман - Статьи по семиотике культуры и искусства

Он как бы говорил на непонятном ему языке. Оно нуждается в дополнительной интерпретации, включении в некоторый значительно менее организованный контекст. В первом случае формообразующий импульс состоит в уподоблении данной семиотической системы естественному языку, во втором — музыке.

О семиотике понятий"стыд" и"страх" в механизме культуры. Об оппозиции" честь" -"слава" в светских текстах киевского периода. Еще раз о понятиях.

Юрий Михайлович Лотман Статьи по семиотике культуры и искусства С. О Лотмане Юрий Михайлович Лотман стал классиком при жизни. Во всяком случае, значительная часть интеллигенции, и не только научной, воспринимала его именно в таком качестве. Даже для тех, кто не был толком знаком с его идеями, само имя — Лотман — звучало многозначительно.

Это имя тесно связывалось с другим — Тарту. Все это легко понять, ибо Лотману принадлежала львиная доля организаторской работы, в которой он проявил себя так же энергично, как и в собственно научном творчестве. Некоторая эзотеричность тартуских встреч и языка, на котором говорили их участники, обусловлена несколькими причинами. Во-первых, здесь сотрудничали представители разных областей знания, тяготевшие к интердисциплинарным исследованиям и стремившиеся сообща выработать необходимый научный инструментарий.

Терминология специальных дисциплин осложнялась новой, создаваемой в границах сообщества. Понятно, что язык такого рода не мог быть легко усвоен извне. Далее, в условиях стесненной интеллектуальной свободы совсем не все равно, кто примет участие в конференции или в издании. Затрудненность языка могла быть еще и усилена с целью оградить сферу свободного обмена информацией от идеологического контроля и давления.

Надо учесть, что семиотика как научная дисциплина не была признана вполне легальной в высоких кругах советской бюрократии и вызывала у начальства ту реакцию, которой следовало по возможности избегать разумеется, не из-за боязни сломать свою карьеру, но для продолжения нормальной работы. Наконец, в стиле общения и языке тартуской школы сказывалось совместное переживание тайны, неотделимое от творчества, научного или художественного, и особенно сильное для тех, кто не был склонен мыслить науку как сумму готовых ответов.

Стыд и страх. Адам и Ева. Мирское и Духовное. Воспитание в любви без страха.Утро при свечах